марта 20

Победа над «Дьяволами» была для «Канадцев» вопросом жизни и смерти. Но «Монреаль» не справился с фаворитом и практически лишился шансов на выход в плей-офф. Защитник гостей Олег Твердовский впервые за три последних матча получил место в основном составе.

Своими вопросами я отвлекал Олега от сбора хоккейной амуниции в огромный баул с номером 10. В конце концов Твердовский попросил доделать эту работу служащего «Нью-Джерси» и сосредоточился на интервью.

— Олег, за счет чего «Дьяволам» удалось остановить рвущихся в плей-офф «Канадцев»?
— За день до этого мы уступили «Филадельфии» (2:4), а проигрывать два раза подряд наша команда не любит. Конечно, мы знали, что «Монреалю» жизненно важно взять два очка. Но ведь и у нас есть цель — сохранить второе место в конференции.

— Знаете историю, почему не состоялся на днях ваш обмен? «Нью-Джерси» предложил «Монреалю» обменять Твердовского на Патриса Бризбуа, но последний категорически отказался уйти из клуба. Патрис сослался на пункт контракта о невозможности обмена без согласия игрока.
— Я несколько часов назад узнал эти подробности: монреальские журналисты после утренней раскатки рассказали… К сожалению или к счастью, решение об обменах выносит руководство, а мне остается все принимать, как есть. В команде хватает атакующих защитников, а я – «дорогостоящая игрушка» для того, чтобы сидеть в запасе (Твердовский зарабатывает 3,6 миллиона долларов в год. – Прим. Г.Б.). С одной стороны, хорошо, что у «Нью-Джерси» высокая конкуренция среди защитников. С другой – меня не используют на все сто и ограничивают в игровом времени, отдавая его другим ребятам.

— Не жалеете о том, что пришлось покинуть «Анахайм»?
— Все-таки у меня появился шанс выиграть Кубок Стэнли… Я пытаюсь закрыть глаза на то, что мало играю, не обращаю внимания на слухи. Лучше выступать в клубе-фаворите, чем выходить по полчаса за матч в слабой команде и постоянно пролетать мимо плей-офф.

— Последствия сотрясения мозга вас не беспокоят?
— Все нормально, я уже набрал форму.

— Как здоровье Сергея Брылина?
— Ему скоро должны снять гипс, он начнет восстанавливаться, наверное, сможет нам помочь во втором раунде плей-офф, если туда попадем.

марта 12

Сезон для Олега Твердовского получается неудачным. Прошлой осенью защитник «Нью-Джерси» получил сотрясение мозга. Лишь 1 марта Твердовский после долгого курса лечения вернулся в состав, и теперь ему, по сути, приходится все начинать с нуля.

После матча «Миннесота» — «Нью-Джерси» (3:2) я зашел в раздевалку гостей, и защитник Олег Твердовский, недавно пропустивший из-за травмы шесть недель, встретил меня в штыки.

— Российская пресса? Почему же вы пишете, что у меня простуда, когда это было сотрясение мозга?

— Олег, мы никогда не писали о простуде…
— Это сотрясение мозга у меня было довольно давно, где-то с ноября прошлого года. Поначалу я пытался выходить на лед, затем пропустил пару недель, потом снова играл… В конце концов решил провериться не у клубного доктора, а у другого специалиста, потому что врачи «Дэвилз» никак не могли определить причину моего отвратительного самочувствия.

БОСС НЕ В КУРСЕ

— Насколько я знаю, вы поехали к доктору, не поставив в известность генерального менеджера «Дьяволов» Лу Ламорелло…
— Как ни крути, мне было нужно получить альтернативную консультацию, потому что я чувствовал себя очень плохо и не мог понять почему. Мне все-таки вынесли точный диагноз — сотрясение мозга, и сказали, чтобы я минимум на месяц забыл о хоккее.

— Почему Ламорелло не хотел верить, что у вас сотрясение мозга, а говорил об осложнении после простуды?
— Он основывался на заключениях наших врачей, которые у меня ничего не обнаружили и дали ему такую неверную информацию. Не знаю почему (я с ним об этом не разговаривал), но Ламорелло практически ничего не знал о моих проблемах со здоровьем до того времени, пока я после месячного лечения не вернулся в основной состав. Я все время находился дома, даже на тренировки не ходил. Но сразу после возвращения была проведена пресс-конференция, на которой все было разъяснено.

— После этой непростой ситуации отношения с руководством не испортились?
— Отношения с Ламорелло всегда были нормальные. Но что оставалось делать? Никто не знал, что со мной происходит, поэтому мне потребовалось получить консультацию у другого специалиста.

ШАХМАТЫ НА ЛЬДУ

— В американской прессе часто пишут, что вы можете быть обменены до 11 марта – срока дэдлайн. Трудно играть под таким прессом?
— В принципе, нет. К подобным слухам уже привык. Любой игрок может сменить команду, от этого никто не застрахован. В «Нью-Джерси» хватает атакующих защитников, и если обмен состоится, я не удивлюсь.

— До «Дьяволов» вы выступали только за команды Западной конференции – «Анахайм» и «Финикс». Стиль команд Востока и Запада сильно различается?
— На Востоке идет тактическая игра. Хоккей здесь напоминает шахматы, когда команды стараются перехитрить друг друга в расстановке «капканов». На Западе хоккей более открытый и атакующий.

— Тренер «Дьяволов» Пэт Бернс вас не зажимает? Все-таки вы лишь в двух матчах этого сезона провели на льду более 20 минут.
— Здесь дело не в тренере. «Нью-Джерси» уже много лет играет по одной схеме, где каждому отведено свое место, да и конкуренция среди защитников очень серьезная. «Анахайм», где я выступал в прошлом году, команда более слабая, поэтому я имел много игрового времени. Среди «Дьяволов» есть авторитетные хоккеисты, которые в 1995-м и 2000-м завоевывали Кубок Стэнли. Мне же, как человеку новому, еще надо доказать, что я должен чаще выходить на площадку.

— Несмотря на великолепный состав, «Нью-Джерси» — одна из худших команд лиги по реализации большинства…
— Да, эта проблема нас очень тревожит. Думаю, не хватает уверенности: по сравнению с прошлым сезоном команда сильно изменилась, сломались наигранные связки. Тренеры пытаются сформировать спецбригады, можно сказать, мы сейчас в поиске.

— Как здоровье Сергея Брылина?
— Он получил очень серьезную травму – перелом кисти со смещением кости. Насколько я знаю, ему была сделана сложная операция, и возвращение Брылина ожидается только ко второму раунду плей-офф.

— Какие шансы «Дьяволов» на победу в Кубке Стэнли?
— Полагаю, очень хорошие. В команде нет суперзвезд, но с такой надежной защитой и вратарем, как Мартин Бродо, можно бороться даже за титул чемпионов.

ЗА «КРЫЛЬЯ» ОБИДНО

— В конце прошлого сезона у вас начались проблемы со здоровьем (растяжение паха, сотрясение мозга), хотя до этого обходились без травм. Вы даже провели 363 матча подряд, что тогда было вторым показателем в НХЛ после Тони Амонте, и удостоились титула «Железный человек».
— Иногда мне просто везло. Где-то травмы были, но несерьезные, с которыми можно было играть. Считаю свою серию удачным стечением обстоятельств.

— Как сейчас оцениваете свое физическое состояние?
— Я близок к оптимальной форме. Физически готов, надо только втянуться, почувствовать лед. Давно не играл, перед первым матчем после возвращения провел с командой всего одну тренировку.

— Из-за травмы вы пропустили шесть недель. Как проводили свободное время? Может быть, смотрели матчи «Крыльев» в Суперлиге?
— В принципе, мне ничем не разрешалось заниматься. Сидел дома, отдыхал. За российским чемпионатом следил, но не очень пристально. Хотя мне очень обидно, что «Крылья Советов», за которые я когда-то выступал, опять вылетели из Суперлиги.