Ноя 6

Почему один из лучших российских хоккейных профи - Олег Твердовский вернулся из НХЛ обратно в Россию

Вместе с нефтехимией основу омской экономики составляют предприятия оборонно-промышленного комплекса. Вполне закономерно поэтому, что болельщики “Авангарда” своих кумиров нередко для краткости зовут по аналогии с лучшими образцами отечественной военной техники. Несколько лет назад всеобщий любимец публики Максим Сушинский, выступающий под 33-м номером, стал для болельщиков “Су-33″. А за обладателем Кубка Стэнли нынешнего года в составе “Нью-Джерси Дэвилз” и защитником национальной сборной Олегом Твердовским очень быстро закрепилось прозвище Т-70. Игровая манера Олега действительно в чем-то сродни супертанку. С этого сравнения мы и начали разговор.

- И все-таки не смущает такая аналогия?

- Честно говоря, я и не знал, что есть танк с похожим названием. Болельщикам свойственно придумывать всякие прозвища игрокам. И не важно, что в основе - танк, трактор или телефон. В конце концов это одна из форм нашей поддержки, что по-своему приятно.

- Олег, в “Авангарде” вы - новичок, играете всего пару месяцев, но уже стали капитаном. С чем это связано?

- Таково решение Наблюдательного совета, который представляет учредителей и спонсоров клуба. Почему оно принято, не знаю, совершенно не ожидал. Мне его просто объявили. Менеджеры вообще склонны к переменам. Кстати, в НХЛ, где я провел 8 сезонов, тоже существует практика назначения капитанов. Хорошо это или плохо - другой вопрос. Но, безусловно, нашивка “К” на свитере ко многому обязывает. В “Авангарде” с капитана также спрашивают за результат, как с тренерского штаба.

- Если не секрет, как вы оказались в “Авангарде”? Через трансферт или агента?

- Просто закончился прежний контракт, я рассматривал разные предложения. В основном - из НХЛ, от 5 до 6 клубов. Но больше всего подошло предложение из Омска.

Мне импонирует “Авангард”. В нем хватает настоящих мастеров. Что касается провала на старте чемпионата, то в спорте иногда так бывает - классная команда начинает играть из рук вон плохо. Из этой ситуации есть обычно два выхода: выставить на трансферт не устраивающих наставника хоккеистов или отказаться от услуг самого тренера. В Омске выбрали второй путь. С приходом Валерия Константиновича Белоусова команда раскрепостилась, заиграла по-новому, с эмоциями, желанием, а самое главное - с верой в себя, появилась уверенность. Главный наш козырь сегодня - быстрый накат на соперника, вход в зону. Нового наставника знаю давно - под его руководством несколько лет назад выступал в сборной. Это опытный тренер, умеющий побеждать.

- Олег, уже довольно долгое время вы в Омске. Какое впечатление от города?

- Мы же родились не в Америке: где работали, там и жили. Сам я из Донецка, Омск примерно такого же плана город, так что все нормально. Есть какие-то места, куда можно пойти поужинать, попить кофе, провести время.

- Олег, Донецк все считают футбольным городом, почему вы выбрали хоккей?

- Не знаю. Детский хоккей у нас развивался систематизированно, Госкомспорт участвовал. Во многих городах были детские школы, даже если не было команды мастеров, одним из таких городов был Донецк. Дворец спорта был построен. К сожалению, он не функционирует с 91-го года, как раз когда я уехал. Довольно успешно мы выступали и в детских чемпионатах СССР.

- А как в Москве оказались?

- Мы постоянно играли со многими командами, и московскими - тоже. Нас приглашали в киевский “Сокол” - нас четверо таких было. В московское “Динамо” звали в свое время. Но так получилось, что попали мы в “Крылья”. Я думаю, что это был не до конца наш выбор, так тренеры между собой договорились. Но я об этом не жалею, даже рад, что попал в “Крылья”. Большую роль в моей карьере и как человек и как тренер сыграл Игорь Ефимович Дмитриев. Тогдашний стиль команды соответствовал моей игре, я попал в нужную атмосферу.

- Намного изменилась жизнь в России по сравнению с тем временем, когда вы уезжали?

- Я в России бывал каждый год - постоянно появляются какие-то новшества, связанные с экономикой, с развитием городов. Открываются новые рестораны, кинотеатры. Города становятся более красивыми, особенно центральные улицы.

Естественный процесс, и никому и ничему этого не удержать.

- Не секрет, что из-за ожидающегося локаута многие игроки по ту сторону океана сейчас предпочитают заключать временные контракты с какими-либо российскими или европейскими клубами, чтобы пережить смутные времена, а потом вернуться в НХЛ. Если не ошибаюсь, у вас контракт постоянный. Это что, принципиальная позиция?

- Да, на два года. Какой смысл заключать временный контракт? Это как сидеть на двух стульях - играть в одном клубе и готовить запасной аэродром в другом. Считаю, что это просто неэтично. Настоящему профессионалу нет смысла страховаться. Вот почему я сразу принял твердое решение играть в России и подписал полноценный контракт. От добра добра не ищут. Единственное, что сейчас меня связывает с Америкой, - там живут мои родители и сестра. Недвижимости у меня нет. А вообще, грядущий локаут дает российскому хоккею уникальный шанс принять большую группу классных игроков и в первую очередь - вернуть на родину наших соотечественников. В принципе это возможно. Если упустить такую возможность сейчас, в дальнейшем она может больше не представиться. Многое сейчас зависит от позиции владельцев клубов, руководства Суперлиги, от тех, кто определяет в России политику в области спорта.

- Свою карьеру вы начинали 10 лет назад в столичных “Крыльях Советов”, за океаном успели поиграть в четырех командах. Можно ли сравнивать клубную инфраструктуру в НХЛ и в российской Суперлиге?

- Там она вырабатывалась десятилетиями. В России все еще впереди, хотя у нас прогресс очевиден, особенно за последние 2-3 года. Думаю, наши клубы развиваются в целом в верном направлении. Из актуальных проблем выделил бы состояние арен. Многие из них просто не соответствуют уровню Суперлиги. В раздевалках ничего не сохнет, нет места для разминки. Доктора, массажисты вынуждены ютиться чуть ли не в подвалах. Так нельзя. Вот почему нелегко играть на выезде. В НХЛ таких проблем нет.

Что же касается организации игры, то это два совершенно разных хоккея. Сравнивать их нелегко. За океаном совсем другая тактика - акцент делается на физическую борьбу, жесткий прессинг по всей площадке. Из-за ее меньших размеров североамериканский хоккей значительно быстрее, интенсивнее. Там меньше времени для принятия решений. Поэтому далеко не каждому российскому игроку удается адаптироваться в НХЛ, точно так же, как и канадцам с американцами, играющими в нашей Суперлиге. Спросите об этом у них.