Дек 18

Возвращение в Россию именитого защитника Олега Твердовского стало одним из самых знаковых событий года. Он не подвел ожиданий болельщиков, начал штамповать голы, словно заправский форвард. Самому меткому оборонцу суперлиги уже приходилось выступать за нашу сборную и на Олимпиаде, и на чемпионатах мира, но на российском льду в форме главной команды страны сегодня он выйдет впервые. Поддержать Олега на Кубке «Балтики» прилетела в столицу и его молодая жена.

ДВОРЦЫ ПОРА МЕНЯТЬ

– Олег, надевать свитер сборной России вам не впервой. Но защищать честь национальной страны на родном льду – особая статья. К тому же Кубок «Балтики» – ваш домашний дебют…
– Вы правы, в России за сборную мне играть еще не приходилось. Очень хочется выступить удачно, вернуть болельщикам веру в наш хоккей. Доказать, что мы не меньше них переживаем за спортивный престиж страны.

– Как прошла акклиматизация в Сибири? Ведь на Украине, где вы выросли, и в Америке, где играли и жили в последние годы, погода куда менее суровая.
– Мы же постоянно путешествуем, разъезжаем. У себя в Омске бываем эпизодически. Так что замерзнуть не успел. Другое дело, что условия передвижения по России пока далеки от идеала.

– В чем конкретно?
– В НХЛ тоже летают часто. Но российские самолеты далеко не «Боинги». Ни о каком отдыхе во время перелета речь не идет. Из-за тесноты сразу дают о себе знать старые травмы спины и ног. На американских чартерных рейсах гораздо просторнее и комфортабельнее. Поначалу и условия в наших гостиницах казались дикими. Тесные комнатушки с узенькой кроватью, которой лет двадцать, не меньше! Но это действительность. Никуда от нее не уйдешь. А сравнивать две страны, пожалуй, не имеет смысла. Придется привыкать.

– Сравните тогда хоккейные дворцы.
– Раздевалки… Они не соответствуют не только уровню суперлиги, но и нормальному человеческому уровню. Небольшая сырая комната рассчитана на двадцать мужиков. А там же еще нужно два массажных стола и станок для точения коньков поставить. Форма постоянно мокрая, она просто не может просохнуть. Ведь и дети занимаются в таких же условиях. По-моему, это просто стыдно.

«ВОЛГА» С ШОФЕРОМ

– В Омске как устроились?
– Здесь никаких проблем нет. Каждый человек формирует свой быт так, как он считает нужным и возможным для себя. Я сам выбрал квартиру для нас с женой. Вполне обычную, около ста квадратных метров.

– Наверно, не представляете свою жизнь без автомобиля?
– Нашел машину – «Волгу» – и человека, который меня постоянно возит. Сам я за руль не сажусь.

– Почему именно «Волгу»? После Америки иномарка была бы для вас привычнее.
– Иномарку с шофером в Омске найти трудно. Люди обычно покупают их для себя. К тому же расстояния, на которые я езжу, довольно небольшие. Пять минут в одну сторону, десять в другую… «Волга» меня вполне устраивает.

– Почему сами водить не хотите?
– Не хочу лишних проблем. Если покупать машину, ее надо где-то ставить, периодически ремонтировать в автосервисе… Для меня это ненужная головная боль. А так тебя привезли, отвезли. Не надо думать, где заправить, где помыть.

– Жена отнеслась к возвращению в Россию легко?
– Я женился только весной этого года. Поэтому к жизни в Америке Наташа привыкнуть просто не успела. Сама она из Москвы.

– Похоже, вы не торопились связывать себя узами Гименея.
– Я улетел за океан в 17 лет. С тех пор редко бывал в России подолгу. Короткий отпуск, а в начале июля уже возвращался в Америку к персональному тренеру. А жениться я хотел только на русской девушке. Американских женщин я, честно говоря, не понимаю. Для меня неприемлема семья, где женщина пытается находиться на том же уровне, что и мужчина, и ни в чем ему не уступать. У русских и американских женщин абсолютно разные стереотипы. Близкого человека я до знакомства с женой не встретил. А создавать семью продуманно не был готов.

– И как все же познакомились с будущей супругой?
– Случайно, на вечеринке у общих друзей. Это было в Москве. Может, я уже созрел для серьезных отношений, устал быть один. Но вообще для меня сразу стало ясно, что Наташа именно тот человек, который мне нужен. Затем события развивались достаточно стремительно. Мне пора было возвращаться в США. Начал заниматься ее визой. Было очень много трудностей с американскими законами. Спасибо, помогло руководство «Нью-Джерси». Все же сначала улететь пришлось одному. Наташа присоединилась ко мне только через полгода. Оставался только телефон. Потом я подумал, что это даже к лучшему. Прошла своеобразная проверка чувств.

– На Кубок «Балтики» жена прилетела вместе с вами?
– Конечно, заодно и родных повидает. Но очень надеюсь, что на все матчи сборной она придет, чтобы за меня поболеть.

ВЫКУП ЗА МАМУ

– У вас в Омске уже есть любимые места, где можно отдохнуть в свободное от игр время?
– Отметил для себя пару ресторанчиков, где можно посидеть с женой или друзьями. В одном можно отведать японской кухни, люблю суши. В другом мясо хорошо готовят, там обычно питаюсь перед игрой.

– По американским гамбургерам не скучаете?
– Да я их и за океаном не жаловал!

– Есть увлечения помимо хоккея?
– Люблю смотреть кино. Особенно фильмы с участием Аль Пачино или Роберта Де Ниро. Летом люблю рыбалку. Лес, озера, спокойная обстановка, хорошая компания. Чтоб никакой городской суеты вокруг не было. Однажды поймал в океане лосося килограммов на семь.

– Заключая контракт с «Авангардом», не общались лично с патроном клуба Романом Абрамовичем?
– Нет.

– На ваше решение не повлияло, что летом он купил английский футбольный клуб «Челси»? Ведь это показало, что и за «Авангардом» стоит серьезная финансовая база.
– Думаю, что и до покупки «Челси» репутация Абрамовича была на столь высоком уровне, что сомневаться не пришлось бы. Конечно, покупка известнейшего футбольного клуба добавила ему очков. Но кардинально ничего не изменила. Все и так знают о возможностях этого человека непосредственно и той организации, которую он представляет. Приятно, что такие люди способствуют развитию спорта.

– Известно, что и у вас в России свой бизнес…
– Моя фирма занимается продажей хоккейной формы и экипировки. Наши магазины находятся в России и ближнем зарубежье.

– Олег, начав выступать в НХЛ, вы и своих родителей туда перевезли. Сейчас они живут в Анахайме. Почему приняли такое решение?
– Они переехали в Америку почти сразу, через год после меня. Оставаться на родине им было небезопасно.

– Имеете в виду случай, когда ваша мама была похищена вымогателями?
– Родители приехали к родственникам в Донецк. В подъезде отца оглушили, а маму куда-то увезли. Требовали двести тысяч долларов за ее освобождение. Выйти из этой ужасной ситуации помогли мои знакомые. К сожалению, их имен я до сих пор назвать не могу. Естественно, органы тоже были задействованы, но решалось все на личном контакте.

– Деньги пришлось отдать?
– Естественно, нет. Похитителей удалось обезвредить. Повезло, что злоумышленники оказались непрофессионалами.

– Мама не пострадала?
– Конечно, для нее это был сильный стресс, но в остальном все в порядке. Вот отцу прилично разбили лицо. От ударов он потерял сознание. Потом пришлось наложить несколько швов на голове.

– В похищении действительно принимал участие ваш первый тренер?
– Насколько мне известно, да.

– Родители не собираются вернуться в Россию вслед за вами?
– У меня младшая сестра в Америке учится в школе, поэтому пока такой возможности нет. А там посмотрим. Сейчас они снимают квартиру. Потому что свой дом в Анахайме я продал.

ЗАБАСТОВКА В НХЛ

– Перед началом чемпионата вы установили себе довольно высокую для защитника планку – двадцать заброшенных шайб. Как сами чувствуете, удастся выполнить обещание еще во время кругового турнира или вашей команде необходимо выйти в плей-офф, чтобы вы достигли двадцатки?
– Я удивился, узнав, что в России считают вместе шайбы, заброшенные в плей-офф и в регулярном чемпионате. Ведь плей-офф – это отдельный турнир. Сравнивать их нельзя. А никаких рубежей я себе не ставил. Просто однажды ответил на прямой вопрос. Стараюсь сделать все от меня зависящее в каждом матче. Досаждают мелкие травмы. Но надеюсь, что обещание сдержу.

– Наша газета – учредитель приза лучшему снайперу чемпионата. Обычно за него борются форварды, не хотите с ними потягаться?
– Что значит, не хочу ли я? Любой игрок, выступающий в лиге, невольно включается в гонку за этим призом. Я не исключение.

– В чем секрет высокой результативности игрока обороны?
– Особых тайн нет. Просто пытаюсь читать атаку наших нападающих и те возможности, которые она предоставляет. Стараюсь найти дырку, в которую можно как бы нырнуть и получить пас от партнера. Заранее выбрать позицию, удобную для броска… Трудно объяснить это словами.

– Когда вы выступали в НХЛ за «Финикс», то устроили забастовку по поводу контракта.
– Я провел тогда отличный сезон. Набрал 55 очков, став четвертым защитником в НХЛ по результативности. Принял участие в матче «Всех звезд»… Но вместо прибавки руководство решило урезать мне зарплату. Я считал, что заслуживаю большего, и на этих условиях играть отказался. По этому поводу и произошел конфликт. В итоге контракт был подписан только к концу декабря, не на два, а на полтора года. Пришлось пропустить половину сезона. Мои условия были приняты.

ПОКЛОН ДМИТРИЕВУ

– Став в НХЛ обладателем Кубка Стэнли, вы, наверное, мечтаете и о золотых медалях российского чемпионата?
– Задач много. В том числе и на международном уровне. Ведь пока я выиграл всего один чемпионат. «Авангарду» вполне по зубам выйти в плей-офф и добиться медалей. А в России достаточно игроков, чтобы выиграть чемпионат мира. Лично я очень хочу выступать за сборную. Было очень обидно, что пришлось пропустить второй этап Евротура из-за травмы, постараюсь помочь команде на «Балтике».

– На зимней Олимпиаде-2002 вы с самого начала были в обойме сборной.
– Это одна из сильнейших команд, в которой мне довелось играть. С ней может сравниться только наша сборная на Кубке мира-1996, куда я также входил. Кстати, в обоих случаях мы проиграли в полуфинале американцам.

– Пожалуй, не ошибусь, если предположу, что огромную роль в вашей жизни сыграл наставник «Крыльев Советов» Игорь Дмитриев.
– Попадание в «Крылья» здорово помогло моей карьере. Стиль, который проповедовал Дмитриев, мне очень импонировал. Так что в Сетуни я пришелся ко двору. То, что моим первым профессиональным тренером оказался Игорь Ефимович, считаю большой удачей. В том, что с 16 до 18 лет я сильно прогрессировал, а затем с ходу закрепился в НХЛ – его непосредственная заслуга. Дмитриев и в 16 лет не боялся мне доверять, а в семнадцать я уже играл в первом звене.

– Когда бываете в Москве, приходите на его могилу?
– К сожалению, был там всего несколько раз. Ходить на кладбища одному морально тяжело. Хочется собрать единомышленников, а это не всегда удается. Но забыть человека, который столько мне дал, конечно, не могу.

АВТОГРАФ НА ГРУДИ ОТ ОЛЕГА

Олег, в Омске у вас уже полно поклонников. На матчах нередко можно увидеть на лбу местных пацанов ваш фирменный знак – Т-70. Но и за океаном вы пользовались не менее бешеной популярностью. Расскажите про случай, когда поклонница подставила вам для автографа обнаженную грудь.
– Ажиотаж в НХЛ вокруг игроков огромный. Но подобраться к хоккеистам тяжело. На матч все приезжают на своих машинах, парковка которых устроена под ареной, в закрытой зоне. Так же и выезжают. Вот тогда, если сам хочешь, можешь остановиться и дать автограф. Еще для болельщиков клуб несколько раз в год проводит сессии, где собираются все игроки и можно спокойно получить любую роспись. А так мы все время под охраной. Есть даже специальные агенты, которые следят, не интересуется ли кто-нибудь тобой чересчур внимательно, не выясняет ли, где ты живешь. За такие действия можно и срок схлопотать. Очень часто просят расписаться на руке. А в данном случае девушка попросила сделать это на груди. Мне и другие игроки говорили, что такое порой случается. Сначала я немного опешил, даже переспросил, уверена ли она, что хочет этого.

И что, грудь действительно была полностью обнажена?
– Да.

А что конкретно написали и чем?
– Просто поставил свою роспись обычной шариковой ручкой.