июля 24

МОГУ СМЕНИТЬ КЛУБ

– Олег, вы работали со многими тренерами – начиная от Игоря Дмитриева в «Крыльях Советов» и заканчивая Валерием Белоусовым в «Авангарде». Чем наставники советской школы отличаются друг от друга по воспитанию, манере себя вести с игроками в коллективе?
– Все тренеры, с которыми я работал в России, были профессионалами. Но долгое время как происходило? Тренер – начальник, хоккеисты – подчиненные. Какие тут разговоры? Однако в современном хоккее наставнику нужно найти подход для управления командой. Нужно уметь общаться с игроками не с высоты положения, а по-человечески. Вот, к примеру, Белоусов знает, как подобрать нити к своим хоккеистам… Я как-то читал интервью одного нашего специалиста, который сказал о Валерии Константиновиче: «Это тренер, который часто побеждает, но никто не знает, почему». А я, поработав с Белоусовым, прекрасно понимаю секрет его успеха. Потому что ребята хотят за него играть. Не из-под кнута или палки. Они переживают за судьбу тренера и команды. Это серьезный психологический момент. Чем раньше другие российские наставники поймут, что время изменилось, тем выше будут результаты. Не надо анархии – дисциплина и порядок очень важны. Но и нормальные отношения – тоже.

– Здравствуйте, меня зовут Дмитрий, я из Королева. Я смотрел все семь матчей финала Кубка Стэнли между «Каролиной» и «Эдмонтоном». Почему вас так редко ставили в состав? Вот «Ураганы» ведут 4:0, все решено. Но в большинстве выпускают не вас, а защитников оборонительного плана вроде Майка Коммодора.
– Я не могу ответить на этот вопрос. Потому что сам не знаю, почему. Возможно, наш тренер Питер Лавиолетт в том эпизоде хотел подстраховаться и довести игру до победы. А так, я стабильно выходил в основе в регулярном чемпионате. Лавиолетт в середине сезона говорил, что считает меня лучшим защитником «Каролины». А потом все резко поменялось, и причину мне не объяснили.

– У вас нет желания сменить команду?
– Руководство «Каролины» сказало, что на меня рассчитывает в следующем сезоне. Но это тонкий момент – я не хочу снова оказаться в запасе. Сейчас ведем переговоры о том, как лучше поступить в данной ситуации. Чтобы и команда была довольна, и игрок. Полагаю, решение будет принято в августе. Вариант перехода в другой клуб не исключен.

– Вы следите за тем, что происходит в «Каролине» в межсезонье?
– Да, знаю, что защитник Аарон Уорд и форвард Мэтт Каллен ушли в «Рейнджерс». Пока «Ураганы» имеют контракты только с двумя игроками обороны – со мной и Брэтом Хедикэном. Остальные, видимо, ждут арбитражного суда. Моя судьба в клубе напрямую зависит от того, скольких защитников удастся сохранить в «Каролине».

КОНСПЕКТЫ В ГОЛОВЕ

– Звонит Алексей, болельщик клуба «Крылья Советов». С кем вы общаетесь в «Каролине»?
– Да со всеми, включая капитана Рода Бриндамора! У нас дружный коллектив. Правда, мы были вместе десять месяцев. И сейчас ребята хотят друг от друга отдохнуть. (Улыбается.)

– А с кем из «Крыльев» поддерживаете отношения?
– Тех ребят, с которыми я играл до отъезда в НХЛ, в клубе почти не осталось. Общаюсь только с Павлом Агарковым.

– Вы знакомы с ситуацией в родном клубе?
– Смутно. Знаю, что есть неразбериха, но в будущем сезоне «Крылышки» должны выступать в суперлиге.

– А вы своим авторитетом могли бы повлиять на ситуацию?
– При всем своем желании, это должны сделать те, кто сейчас руководит командой и отвечает за финансы.

– Вы повезете Кубок Стэнли в два города России – Омск и Москву. Уникальный случай? – вопрос журналистов.
– Кажется, Паша Дацюк в 2002-м привозил чашу в Екатеринбург и Москву.

– А на свою родину в Донецк не отправите трофей?
– Пока нет заинтересованности городских властей. Я же не могу в одиночку организовать эту акцию.

– В Интернете обижается украинский болельщик: «Олег, почему ты не выступаешь за сборную Украины?»
– Потому что я в 15 лет уехал в Москву, когда еще не распался Советский Союз. И будучи защитником «Крылышек», стал играть за сборную России. Не было смысла менять гражданство, да и сейчас это неактуально.

– А вообще на Украине есть хоккей?
– Этот спорт надо поднимать. Во многих городах уже не существует хоккейных площадок – в частности, в Донецке стоит дворец, но льда нет. Там играют в баскетбол, проводят концерты. Хотя раньше была неплохая хоккейная школа.

– Другой парень в Интернете спрашивает, не хотели бы вы стать тренером?
– Я так далеко не загадываю. Чувствую, что могу быть тренером. Но на данный момент нет желания. Опять же, придется быть вдали от семьи… Не знаю, как поменяется мое мировоззрение через пять лет – или сколько там мне осталось играть в хоккей.

– Не ведете тренерских конспектов?
– Все в голове! (Смеется.)

КРИКУНОВУ Я НЕ НУЖЕН

– Крикунов после Олимпиады сказал, что в сборной России катастрофически не хватало защитников созидательного плана. Почему же он игнорировал вас?
– Не знаю, спросите у Крикунова. В Турин меня вообще не приглашали. Вы же видели, не включили даже в число запасных. Со мной прошлой осенью на связь выходил Сергей Немчинов, который просматривал энхаэловцев. Формально пытался понять, кто хочет играть за сборную. Я сказал, что с удовольствием приеду на Олимпиаду, если буду нужен. И на этом все разговоры закончились.

– А может, к лучшему, что так получилось? Сейчас все энхаэловцы, которые играли в Турине, как оплеванные.
– Так кто в них плюет? Мы сами. Я же видел, ребята выкладывались на полную катушку. Ну, проиграли финнам в полуфинале – это общая вина всех членов сборной. Меня умиляет, что и в этой ситуации начинают винить исключительно игроков НХЛ. Помните, раньше говорили, что энхаэловцы не хотят обыгрывать своих работодателей? В Турине были одержаны победы над США (5:4) и Канадой (2:0). Какую версию теперь придумаем?

– У вас нормальные отношения с генеральным менеджером олимпийской сборной Павлом Буре?
– Абсолютно нормальные. На днях мы даже виделись… Я сильно сомневаюсь, что это Буре формировал олимпийский состав. Скорее, сам Крикунов. Ведь как поступают в других сборных? Выбирают генерального менеджера, тот назначает главного тренера и, советуясь с ним, формирует команду, за которую и отвечает. А у нас? Наняли тренера, тот набрал состав, а потом назначили генерального менеджера. Дом начали строить с крыши. И спросить не с кого.

– Как относитесь к инициативе Владимира Крикунова снова возглавить сборную России?
– Никак. Не мое это дело. Пусть Крикунов решает, куда ему уходить и откуда возвращаться… Я помню, он говорил, что останется на посту главного тренера сборной, если ему предложат миллион долларов. Видимо, предложили. (Улыбается.)

– А сколько зарабатывают тренеры в НХЛ?
– Миллион долларов – это гонорар лучшего наставника лиги. Как я помню, столько получал Скотти Боумэн в «Детройте».

– Вам все равно, назначат ли Крикунова. Но вам же небезразлично, сыграете ли вы за сборную на чемпионате мира в Москве, ведь так?
– Я с радостью сыграю, если меня позовут. Но не могу же я приехать в сборную, когда меня не приглашают. Явиться на сборы: «Ребята, я тут нужен? Можно с вами поиграю в хоккей?». Я никогда в жизни не отказывался выступать за сборную. Ни при каком тренере. По поводу Крикунова – может, он обиделся, что я не приехал на чемпионат мира в Вену? Но я был травмирован и физически не мог играть. Видимо, он хотел, чтобы я приехал из Америки, где тогда лечился, в Новогорск, чтобы пройти обследование у врачей команды… Недоверие. Мне кажется, если Крикунов снова встанет у руля, ему вряд ли понадобятся мои услуги.

– Вы сами-то верите, что до конца карьеры выступите хотя бы в одном крупном турнире, где у сборной России будет идеально все – от организации до качества игры?
– Я в этом уверен. Сейчас идет такой большой наплыв молодых суперзвезд из России в НХЛ, что весь мир только об этом и говорит. А ведь есть еще ветераны моего поколения. Американцы недоумевают, как с таким составом мы уже 13 лет не можем выиграть чемпионат мира… Мне кажется, мы находимся в шаге от победы. Наступает критический момент. Важно найти человека, который сможет правильно сформировать сборную.

ДВУЛИКОЕ СУДЕЙСТВО

– Максим Сушинский – не самый быстрый хоккеист суперлиги. Он бы смог вернуться в НХЛ?
– Конечно. Кстати, я не согласен, что Сушинскому не хватает скорости. Может, если просто бежать по прямой, то Максим и не станет лучшим. Но он очень быстро меняет направление движения и сильно играет в углах площадки. Даже большому защитнику тяжело остановить Сушинского. Думаю, в суперлиге он сильнейший по этим показателям.

– Что скажете о судействе в НХЛ после локаута?
– Оно сейчас такое, что арбитр может повернуть ход матча в любую сторону, и никто не сможет к этому придраться. Потому что по новым игровым правилам удаления можно найти в каждой смене. Едва клюшка поднимается на уровень пояса соперника – это автоматически малый штраф. Но иногда судья видит нарушение, а иногда – нет.

– Какие изменения в правилах пошли на пользу лиге?
– Хорошо, что стало меньше зацепов и задержек. Сейчас к игроку без шайбы нельзя даже прикасаться и стоять на пути его движения. Расширение зоны атаки за счет увеличения синей линии – тоже благо. Пространства для комбинаций не хватало. Послематчевые буллиты – интересная новинка, которая привлекла новых болельщиков к хоккею.

– В мире может наступить эра шведского хоккея?
– Сборная «Тре Крунур» не случайно выиграла Олимпиаду и чемпионат мира. Игроки выполняют указания тренеров четко, как роботы. Да и самих наставников там часто не меняют. Есть программа развития хоккея в стране, вот она и дает результат.

– Меня зовут Сергей, я болею за ярославский «Локомотив». Поздравляю с очередным перстнем чемпиона НХЛ. Но спрошу о футболе. Как вы оцениваете поступок Зидана?
– Я не ожидал, что Зидан ударит Матерацци. Он должен был знать, что его будут всячески выводить из себя, говорить обидные слова. До окончания основного времени оставалось играть 5–7 минут, Зидан – лучший пенальтист сборной Франции… Как профессионал он должен был сдерживаться. Но игра состоит из эмоций. И, видимо, Зидану сказали что-то настолько обидное, что даже он взорвался.

– А в хоккее были подобные случаи?
– Сразу не назову. Но они точно есть в матчах плей-офф, когда любыми способами пытаются вывести чужого лидера из игры.

НОВОСТИ ПРОФСОЮЗА

– Что сейчас происходит в профсоюзе игроков НХЛ? Тревор Линден объявил, что уходит с поста президента профсоюза. Тед Саскин, председатель организации, не пользуется уважением хоккеистов.
– Как я знаю, подавляющее большинство игроков поддерживает Саскина. Да, есть оппозиция, но это очень маленькая группа ветеранов.

– Как профсоюз НХЛПА руководит игроками?
– Есть секретный сайт организации. У каждого хоккеиста свой пароль. На сайте сообщаются последние новости, происходящие в лиге. Многие игроки заходят туда каждый день на несколько минут.

– А там есть неформальные разделы? Может, чат или форум?
– Ну да. Каждый игрок может опубликовать свое мнение по разным вопросам или поболтать в чате. Например, где он собирается провести отпуск.

– Еще вопрос из Интернета. Просят вас назвать символическую шестерку игроков НХЛ.
– Вратарь – Мартин Бродо. Защитники – Скотт Нидермайер и Крис Пронгер. Кстати, они в следующем сезоне будут вместе играть в «Анахайме». А форвардов назвать нереально – так много достойных, что на пять шестерок хватит.

– Вы помните акт возмездия тафгая «Эдмонтона» Жоржа Ларака, который в четвертом матче погонял игроков «Каролины», а потом получил удаление до конца встречи?
– На предматчевой установке Лавиолетт сказал: чем больше Ларак будет находиться на площадке, тем лучше. Никаких проблем в атаке он нам принести не сможет. «Не трогайте этого парня. Пусть возит шайбу».

– Кто самый сильный у «Каролины»?
– Никлас Валлин, без разговоров. Огромный человек, на лед может без щитков выходить. Не толстый, но поджарый, мощный и очень добродушный парень.

– Самый авторитетный?
– Капитан Род Бриндамор. Ветеран, к которому прислушиваются в раздевалке. Он выступает с речью только в критические моменты. Вот в 1/8 финала этого плей-офф у нас была тяжелая ситуация, когда мы дома в первых двух матчах проиграли «Монреалю». Уступили бы в третьем – оказались бы в крайне тяжелом положении. В команде прошло собрание, и Бриндамор смог внушить уверенность ребятам. Серию мы переломили.

– Самый скоростной?
– Эрик Коул. Немаленький – 88 кг. Но у него легкое катание, изящно уходит от защитников. Впрочем, скорость мы в команде измеряем только перед матчем «Всех звезд».

– Самый техничный?
– Рэй Уитни. Неординарный игрок. Не самый быстрый, но в смысле техники всегда принимает самое грамотное решение и отлично владеет шайбой.

– Самый веселый?
– Снова отдам пальму первенства Уитни. Постоянно веселит команду. Перед матчем на разминке давать интервью невозможно – Уитни обязательно влезет в камеру, чтобы сболтнуть новую шутку.

ГОРОД УРАГАНОВ

– Судьи тащили «Эдмонтон» в финале Кубка Стэнли?
– Конечно. Вся лига хотела, чтобы победили «Нефтяники». Это стало бы логическим завершением локаута. Вот, смотрите, теперь бедная канадская команда может выиграть Кубок Стэнли. Постоянно чувствовалось, что все было против нас. Хорошо, что мы справились с трудностями. (Улыбается.)

– Вспомните в деталях следующие 24 часа после того, как «Каролина» выиграла Кубок Стэнли.
– Сразу после финальной сирены был праздник на льду. Много прессы – кстати, и ваш корреспондент Михаил БЫКОВ приехал. Все фотографировались. Потом Кубок Стэнли понесли в раздевалку, где собралось много друзей и болельщиков. Пили шампанское «Вдова Клико». Потом в комнате остались только хоккеисты и тренеры. Ребята общались между собой, наслаждались моментом победы. Затем был банкет для членов команды и их родственников. Гуляния продолжались до шести утра, а потом я отправился домой. Благо живу невдалеке от стадиона. А на следующий день прошел парад победы вокруг арены.

– Купили дом в Каролине?
– Нет, просто снимаем.

– Роли – город ураганов. Во время финала даже случился большой потоп. Бытовые трудности такие капризы погоды доставляют?
– Штат Северная Каролина ведь большой. Может, Роли и зацепило, но в нашем районе ничего такого не было. В начале сезона прошел ураган – сразу после потопа в Новом Орлеане. Но он мало что разрушил.

– Как вы отдохнули после финала?
– 22 июня прилетел в Москву, а на следующий день мы с женой Наташей отправились на две недели в Испанию. На юг страны, в Марбелью. Последние несколько лет отдыхаем там. Мне очень климат нравится – чем-то похож на Калифорнию, где я долго выступал за «Анахайм». Очень полезный йодистый воздух – многие люди приезжают туда лечиться, а не только отдыхать.

– Обратили внимание, когда в вашей карьере началась светлая полоса? 2003 год – Кубок Стэнли с «Нью-Джерси», 2004-й – золото суперлиги с «Авангардом», 2005-й – Кубок европейских чемпионов, 2006-й – Кубок Стэнли с «Каролиной». Именно когда вы познакомились с Наташей. Случайность?
– Может, со стороны это и покажется совпадением. Но у всех людей есть своя биоэнергия. И когда ты встречаешь правильного человека, который тебе идеально подходит, то твоя энергия многократно возрастает. И в жизни наступают позитивные моменты. Я же до встречи с Наташей ни разу не выигрывал чемпионские звания на высоком уровне.

– Можно сказать, что жена – ваш талисман.
– Я в этом совершенно точно уверен.

июля 20

Разговор о круизе Кубка Стэнли по России и о ситуации в нашем хоккее.– Олег, год назад могли представить, что вернетесь в Россию с Кубком Стэнли?
– Представить это было сложно. Лига после локаута сильно изменилась – большая миграция хоккеистов, новые игровые правила. Чемпионом мог стать кто угодно. От «Каролины» этого ждали меньше, потому что нас перед сезоном записали в аутсайдеры. Ни один специалист даже не думал, что мы попадем в плей-офф. Но команда от начала и до конца первенства играла очень ровно, без срывов.

– Каким будет маршрут Кубка Стэнли по России?
– Как раз в среду стало ясно, что чаша чемпионов НХЛ впервые в истории побывает в Омске. Первого августа поздно вечером мы вылетим из Киева – Кубок Стэнли туда привезет защитник «Каролины» Антон Бабчук. Да, он тоже имеет на это право. Это же решение клуба, и команды НХЛ чаще всего относятся к этому лояльно: дают чашу всем хоккеистам, вне зависимости от их заигранности в сезоне… Итак, чартером летим в Омск и по местному времени будем в городе в восемь утра. Встречусь с молодыми хоккеистами «Авангарда», с болельщиками возле СКК им. Блинова, с губернатором Омской области Леонидом Полежаевым. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить его, а также президента клуба Константина Потапова за то, что организовали мой визит.

В час дня мы вылетаем из Омска и в то же время, с учетом трех часовых поясов, будем в Москве. В районе четырех у нас будет пресс-конференция, а дальше с программой пока не определились. Есть ряд предложений, в том числе побывать в родном дворце «Крылья Советов».

– Какое у вас будущее в НХЛ?
– У меня еще два года контракта с «Каролиной». Я принадлежу этому клубу… Если, конечно, «Ураганы» не решат меня обменять.

– Как относитесь к тому, что ФХР возглавил Владислав Третьяк?
– Я надеюсь, что Владислав Александрович благодаря своему опыту и авторитету сумеет сдвинуть хоккей с мертвой точки. Давайте признаемся самим себе: наш хоккей сейчас в застое. 13 лет не можем выиграть золото чемпионата мира…

– Вы себя видите на чемпионате мира-2007 в Москве?
– Я-то вижу. Видит ли тренер? Вот это вопрос… Тем более наставника сборной еще не назначили. У меня нет приоритета, кого я хочу видеть на этом посту. Готов работать с любым специалистом. Единственное, пожелал бы, чтобы хоккеистов перестали делить на «наших» и «энхаэловцев». Мы – такие же наши, просто играем за границей. Но на нас летят все шишки: мол, легионеры пьянствуют, играть не хотят. Помню высказывание одного из, так скажем, великих «специалистов», который со сборной ничего не выиграл, но брызжет амбициями и оскорбляет хоккеистов направо и налево: дескать, пусть энхаэловцы отдыхают на Гавайях, помощи от них на чемпионате мира никакой. Бредовое заявление. Когда же эти люди научатся цивилизованно относиться к своей работе? Как профессионалы, а не пьяные мужики на рынке. Читать об этом в газетах невозможно. Над нами и так весь мир смеется – в Северной Америке ведь переводят все интервью.