Авг 22
Уфимский «Салават Юлаев», несомненно, сделал сильный ход, подписав пятилетний контракт с Олегом Твердовским. Нет таких хоккеистов в российской суперлиге, кто завоевал бы за последние четыре года больше титулов, чем этот 31-летний защитник - обладатель двух Кубков Стэнли, в 2003 и 2006 годах, Кубка европейских чемпионов 2005 года, победитель чемпионата России 2003/04. Хоккеисты могут позволить себе какие угодно украшения, но тот, у кого есть возможность сверкать сразу двумя перстнями за победу в Кубке Стэнли, в суперлиге сезона 2007/08 - только один.

- Неопределенность с продолжением карьеры вас не тревожила?

- Нет, ну как сказать - неопределенность. У меня ведь был еще год контракта с «Лос-Анджелесом». Нервозности не было. Просто предстояло сделать сложный выбор - вот и все, никакой драмы.

- Получилось так, что суперлига для вас была приоритетным вариантом, а НХЛ - запасным? Обычно бывает наоборот.

- Скажем так, наверное. Да.

- Вы много высказывались о главном тренере «Лос-Анджелеса» Марке Крофорде. Предлагаю сделать это еще раз.

- Крофорд непрофессионально подходит к делу. Я не привык, когда меня оскорбляют, используют в разговорах со мной площадную лексику. Так к игрокам относиться нельзя, нигде я такого не встречал до «Лос-Анджелеса». Успехов достичь можно только в том случае, если ты с удовольствием приходишь на работу. А когда с порога слышишь натуральный мат в свою сторону, о чем тут можно говорить? Я заявил ему, что позволять так с собой разговаривать не намерен.

- Вы Крофорду ответили примерно теми же словами?

- Нет, ни в коем случае. Я не опустился до этого. Разговор был с глазу на глаз. Так или иначе, начались проблемы. И сезон, так получилось, я доигрывал в фарм-клубе. Приведу вам пример: несколько игроков, которые стали этим летом свободными агентами и получили хорошие предложения от «Кингз», не поехали в Лос-Анджелес только из-за тренера Крофорда.

- По сути, во втором этапе вашей энхаэловской карьеры единственный позитивный момент - завоевание Кубка Стэнли с «Каролиной»?

- Если исключить полутона, то да. Но вообще, я всегда ищу позитив. Как бы трудно ни было. Хоккейные проблемы - не единственное, что есть в жизни. У нас с моей женой Натальей родился первенец - сын Данила. Перед этим все меркнет, по-моему. Заряд позитива сильнейший. А к передрягам я привык: в хоккее гладко не бывает.

- Есть мнение, что два года в суперлиге вам не пошли на пользу - и в этом как раз причина не самого удачного возвращения в НХЛ.

- Ну нет, причем здесь это. Наоборот, я провел два очень светлых сезона в «Авангарде», и тот период видится мне самым ярким в карьере. Конечно, какое-то время мне потом потребовалось, чтобы перестроиться на энхаэловский темп игры, но в целом выступление в России мне пошло исключительно на пользу.

- Большую часть своей карьеры вы провели в самом Лос-Анджелесе и его окрестностях - Анахайме. Город, наверное, изучили от и до?

- Конечно, год в самом Лос-Анджелесе и пять в Анахайме, который находится в 30 минутах езды, позволили мне хорошо узнать город. Чувствую себя там комфортно. В этом городе столько звезд, что можно почувствовать себя непубличным человеком.

- Губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер к вам на матчи не приходил?

- Нет, насколько я знаю. Вообще, самый популярный клуб в Лос-Анджелесе - баскетбольный «Лейкерс». К нам на матчи тоже часто приходили голливудские звезды, но там в первых рядах просто россыпь известных людей. То, что «Кингз» закончили регулярный чемпионат на последнем месте, команде тоже веса не добавило.

- В Комптоне ни разу не были?

- Нет, а что это за район?

- Юг Лос-Анджелеса - одно из самых криминогенных мест США.

- Заезжать не доводилось. Но уличная преступность есть везде - это головная боль любого мегаполиса. Правда, в Лос-Анджелесе я на себе этого не ощутил, серьезных проблем не было. Видимо, я жил в спокойном районе. Там существует другая опасность - сейсмическая. Об этом меня много предупреждали: город находится на стыке тектонических пластов, возможны землетрясения. Но лишь однажды я почувствовал маленькое колебание, больше подземных толчков не ощущалось.

- В Санта-Монике часто бывали?

- Ну да, мини-Россия такая. Русская кухня, вывески на родном языке - приятно там было находиться. Там постоянно дают концерты звезды российского шоу-бизнеса.

- Течение жизни в Уфе, наверное, иное, чем в Лос-Анджелесе. Придется привыкать?

- Пока, если честно, не понял, к чему привыкать, каков темп жизни. Как-никак я в городе совсем недавно. Уфа очаровала чистотой на улицах. Мне это сразу бросилось в глаза, когда меня везли по центру города. Архитектура, зелень на улицах - первые впечатления положительные.

- “Авангард” в это межсезонье не звал вас к себе обратно?

- Были разговоры на эту тему, но мы не нашли общего знаменателя. В принципе, обычная ситуация в профессиональном спорте.

- Два года назад вы из Омска уезжали с плохо скрываемым разочарованием.

- Ну как сказать… Мне просто очень хотелось остаться в Омске, провести еще один сезон в этой команде, но не удалось этого сделать - расставание получилось тяжелым. Никаких претензий, впрочем, не осталось. Доказательством тому может служить один факт: Кубок Стэнли, который я на следующий год выиграл с «Каролиной», привез именно в Омск.

Авг 18

Двукратный обладатель Кубка Стэнли защитник Олег Твердовский провел первые матчи за свой новый клуб - “Салават Юлаев”. После окончания финального поединка Кубка “Лады”, в котором уфимская команда потерпела неожиданное поражение от “Нефтехимика”, хоккеист дал интервью.

- Чем можно объяснить столь неожиданный исход финала?
- Выиграть турнир, конечно же, хотелось, но не это самое главное. Сейчас необходимо наигрывать связи, ведь в нашей команде очень много новых игроков.

- А свою игру как оцениваете?
- Оптимальную форму я пока не набрал - всего первую неделю на льду катался. Потом нужно время, чтобы привыкнуть к партнерам, к стилю игры команды. Вот сыграл два матча и могу сказать, что получалось далеко не все. Чувствовалась нехватка игровой практики.

- А к большим европейским площадкам успели привыкнуть?
- Не до конца. Все-таки последние несколько сезонов я провел за океаном.

- Первые два матча вы пропустили и смотрели за игрой “Салавата” с трибуны. Какое впечатление оставила команда?
- Видно, что потенциал у нее высокий. В некоторых эпизодах просто не хватает сыгранности.

- За счет каких компонентов “Нефтехимик” победил?
- Мы играли, что называется, первым номером, а соперник избрал тактику игры от обороны, что и принесло результат. У нас было слишком много потерь в средней зоне, а игроки соперника этим довольно умело воспользовались.

- Можете сравнить стиль “Салавата” и “Авангарда”, за который вы выступали несколько лет назад?
- Две абсолютно разные команды, проповедующие разный хоккей. Думаю, обстоятельно на этот вопрос смогу ответить в ходе следующего турнира в Магнитогорске.

- На предстоящий сезон поставили перед собой задачу, например, забросить какое-то количество шайб?
- Нет. Для меня главное - помочь команде выиграть медали. А о своей личной статистике я не думаю. Я защитник, и у нас есть кому забивать.

- На турнире вы выступали в свитере с 75-м номером. Решили сменить номер?
- Нет, просто пока играем в прошлогодней форме, а свитера с моим 70-м номером нет. На днях придет новая форма, буду выступать под 70-м.

- Уже успели ощутить, насколько изменился уровень нашего чемпионата за то время, что вы отсутствовали в России?
- Игра стала несколько быстрее.

- А что скажете о судействе с двумя главными арбитрами?
- Эту тему затрагивать мне бы не хотелось, вдруг оштрафуют?! Но если говорить о судействе на турнире, то спорных моментов было немало.

Авг 10

На днях двукратный обладатель Кубка Стэнли Олег Твердовский подписал пятилетний контракт с «Салаватом Юлаевым».

Я НЕ ВЕРНУСЬ В НХЛ

– Тяжелым получился ваш первый день в Уфе?
– Нет, все легко. Команда выходная, я тренируюсь самостоятельно.

– С корабля на бал? Вы же прилетели в Башкирию в два часа ночи!
– Успел немного поспать. В полдень подписал контракт с руководством «Салавата Юлаева» и пошел на тренировку – катался вместе с ребятами из детской школы. В сторонке, чтобы им не мешать, – улыбается Твердовский.

– Почему контракт сразу на пять лет? Это было ваше желание или клуба?
– Обоюдное решение, которое устроило обе стороны. Мне важно заключить договор именно на пять лет, чтобы была стабильность.

– Вам 31 год. Тот возраст, когда хоккеист подписывает «самый важный контракт в жизни» – так говорят в НХЛ, когда человек становится неограниченно свободным агентом и находится на пике карьеры.
– Может, и в силу возраста… А скорее, из-за ответственности перед семьей. Уже хочется заниматься только своей работой, играть в хоккей, уделять время родным людям, а не сидеть на чемоданах каждый год и думать, где теперь продолжать карьеру. Чем старше становишься, тем морально тяжелее это делать. Кроме того, за пять лет команда наверняка станет для меня вторым домом. А результат придет – длительность контракта показывает, что в Уфе строят не клуб-однодневку.

– Олег Сапрыкин подписал трехлетний контракт с ЦСКА по схеме «1+1+1». У вас есть условие, что договор будет пересмотрен через пару сезонов?
– Нет, у меня железные пять лет контракта. А у Сапрыкина несколько другая ситуация. Олег – молодой игрок, у него многое впереди. Не исключено, парень еще поиграет в НХЛ.

– А вы? Поставили крест на этой лиге?
– Ну… – Твердовский задумывается на пару секунд. – Наверное, да. Неприятный осадок остался у меня от последнего сезона в НХЛ. Больше не хочу выступать в этой лиге. Может, просто устал от игры за рубежом… Вообще в последние годы мне не нравится отношение в НХЛ к иностранцам – в частности, к русским. Возможно, это из-за того, что лично у меня неважно шли дела. Но в итоге я решил вернуться на родину.

ТОЧЕЧНАЯ СЕЛЕКЦИЯ

– Вас не смущает, что в суперлиге негарантированные контракты? Вот подписал Алексей Яшин десятилетний договор с «Айлендерс» – он знает, что получит деньги: или в виде зарплаты, или неустойки (две трети от остатка контракта). А в России с хоккеистом просто разрывают отношения.
– Но как же, контракт с «Салаватом» уже подписан, это документ… Я даже не думал на эту тему. Считаю, что если игрок показывает результат, то проблем с работодателем у него не будет.

– Что вы знали о «Салавате» до того, как подписали контракт? Имею в виду не тот уфимский клуб, против которого вы с «Авангардом» играли пару лет назад, а нынешнюю команду.
– Я слышал о больших амбициях клуба, его целях на будущее. Мне очень нравится работать в команде, которая ставит перед собой серьезные задачи – не просто попасть в четвертьфинал плей-офф, а выиграть золото. Я знал, как «Салават Юлаев» проводит селекцию, подбирает хороших игроков. Нравится тренерский состав – о Сергее Михалеве слышал много добрых слов…

– Тяжело будет играть в «Dream Team» – в команде-мечте, как сейчас называют «Салават»?
– Я не думаю, что это название уместно. Селекция как раз проведена точечная и правильная. Взяты игроки не из-за громких имен, а на определенные позиции. «Dream Team» – это матч Всех звезд, где каждый хочет забивать и не стремится выполнять черновую работу.

– Где будете жить в Уфе?
– Как раз решаю бытовой вопрос – пытаюсь найти жилье для семьи, которая приедет ко мне через несколько месяцев.

– Почему только к зиме?
– Супруга решает вопросы с документами и пока не может выехать из Америки. Несколько месяцев эта процедура и займет.

– Когда впервые сыграете за «Салават» в контрольном матче?
– Надеюсь, на ближайшем турнире. Правда, я только начал тренироваться на льду. Надо будет накататься. Но чувствую себя нормально, уже давно занимаюсь «физикой». Ведь разговоры о том, что я могу вернуться в суперлигу, начались не вчера. Я держал это в уме, поэтому начал предсезонную подготовку раньше, чем обычно. Я бы и на лед выходил в Лос-Анджелесе. Но с этим возникли проблемы. Никто из хоккеистов «Кингз» еще не приступил к тренировкам. А кататься одному нет никакого смысла.

САМ ПОПРОСИЛСЯ В ФАРМ-КЛУБ

– Давайте подробнее вспомним ваше второе пришествие в НХЛ. Сейчас не жалеете, что в 2005-м покинули суперлигу и подписали контракт с «Каролиной»?
– Не знаю… У меня нет привычки жалеть о том, что было. Любой опыт идет в твою копилку, ты становишься мудрее… Нет, точно не жалею. Я опять выступал в команде, которая выиграла Кубок Стэнли, испытал много положительных эмоций. Но мое представление о североамериканском хоккее за эти два года сильно изменилось – в плохую сторону. Захотелось перемен. Может, это тоже плюс?

– После локаута НХЛ стала другой – и по стилю игры, и по кадровой политике. Можно сказать, что вы не вписались в новую лигу?
– Нет. Играть теперь легче, чем прежде, – нет грязных приемов, зацепов. Хоккей стал более зрелищным.

– Легче форвардам, а не защитникам.
– Естественно, теперь у нападающих больше козырей на руках. Но ведь и я по стилю игры нередко подключаюсь к атаке.

– Вы провели 72 матча в регулярном чемпионате за «Каролину». Из-за чего оказались в запасе? Может, Питер Лавиолетт посчитал, что в кубковых матчах ему нужен более строгий защитник?
– «Каролина» была единственной командой лиги, которая играла не в шесть, а в семь защитников. Между ними распределялось время на площадке. Это, кстати, одна из причин, почему «Ураганы» прошли весь регулярный чемпионат без спадов, на одном дыхании. Но в плей-офф Лавиолетт перешел на шесть защитников и почему-то посчитал, что лишний – это я…Знаете, никто в НХЛ не привык объяснять свои решения. Хотя генеральный менеджер клуба Джим Рутерфорд всегда был на моей стороне и говорил: «Не бери в голову, Олег, в запасе ты ненадолго». Но получилось так, что в конце концов я был обменен в «Лос-Анджелес».

– По чьей инициативе?
– Я сам попросил об обмене. Потому что меня не устраивала вся эта ситуация. Я хотел играть. Но попал в «Лос-Анджелес», где меня… снова усадили на лавку.

– Какой смысл брать игрока с односторонним контрактом и зарплатой $2,5 млн. в год, чтобы держать его в запасе?
– Сам не понимаю. В принципе эту строчку можно вычеркивать из моей биографии – я не считаю, что играл в «Лос-Анджелес Кингз» (Твердовский провел 26 матчей за «Королей», в которых набрал 4 (0+4) очка при показателе полезности -10 и среднем игровом времени 11:50. – Прим. ред.). Мне даже шанса не предоставили, чтобы себя показать.

– Все равно непонятно… Вот вы пришли в «Лос-Анджелес». Что вам сразу бросилось в глаза? Когда вы поняли, что главный тренер Марк Крофорд не будет вам доверять?
– В начале регулярного чемпионата мне сказали: «Подожди, мы посмотрим других ребят». Я пропустил пару игр. А потом выходил на лед минут на десять. Но мне в глаза говорили, что мной довольны и все нормально. Как хочешь, так и понимай.

– Может, в «Лос-Анджелесе» существовал перебор защитников?
– Там было восемь игроков обороны, из которых двое вообще никогда не играли в НХЛ.

– И когда вас отправили в АХЛ?
– Когда у меня случился конфликт с Крофордом, который относился ко мне неэтично. Он начал оскорблять меня последними словами на тренировках. Я не понимал, какое право имеет тренер поливать меня матом? Так не принято в НХЛ. Я подъехал к Крофорду и ответил ему в грубой форме. Считаю, что он повел себя непрофессионально. Как бы команда плохо не играла, ни один тренер в НХЛ не может позволить себе такого поведения.

– Крофорд матерился только на вас? Может, он был недоволен вашей игрой?
– В том-то и дело, что я давно уже не выходил из запаса. Если человек не играет, какие к нему претензии? А ругал матом он не только меня, но и других ребят. Просто остальные терпели такое к себе отношение. Но у меня уже многое накопилось после всего, что со мной происходило в «Лос-Анджелесе», и я не сдержался. Крофорд доложил генеральному менеджеру клуба Дину Ломбарди, что я его оскорбил, и заявил, что Твердовский в команде ему не нужен. Когда у меня состоялся разговор с Ломбарди, я сказал, что тоже не собираюсь больше работать с Крофордом. И готов отправиться в фарм-клуб. Потому что хочу получать удовольствие от работы. Я не в том возрасте, чтобы каждый день терпеть такие унижения. Когда меня направили в «Манчестер» (фарм-клуб «Лос-Анджелеса» из АХЛ), я был искренне рад, что буду просто играть в хоккей. В то время уже не было важно, на каком уровне.

ЕДУ ПО ЗЕЛЕНОЙ УЛИЦЕ

– В феврале вы отправились в «Манчестер». И вообще исчезли из вида прессы и большинства болельщиков. А весной все ахнули, когда узнали: Твердовский, оказывается, много забивает в АХЛ, а его команда дошла до полуфинала Кубка Колдера (аналог Кубка Стэнли в НХЛ)!
– Меня даже выдвинули в кандидаты на звание самого ценного игрока плей-офф АХЛ… Я знаю, что делать на площадке. Я умею играть. Если мне дают шанс, никогда не было такого, чтобы я им не воспользовался. Ну а что ты покажешь, если сидишь на лавке? Да, мы дошли до полуфинала Кубка Колдера. Но там всухую (0-4 в серии) проиграли «Херши» – фарм-клубу «Вашингтона», чемпиону лиги прошлого года. Очень хорошая команда. А если учесть, что «Манчестер» никогда не проходил дальше первого раунда плей-офф, наш клуб сделал большой шаг вперед.

– Вы получили травму в кубковом матче.
– Да, повредил пах. И понял, что в полную силу сыграть в плей-офф не смогу. Мне нужно было всего 5-6 дней, чтобы подлечиться. Но, увы, график сложился так, что я практически не смог помочь «Манчестеру» в полуфинале.

– Чем НХЛ отличается от АХЛ?
– Не согласен с теми, кто считает, что в АХЛ играют одни дуболомы. Там хоккей менее качественный, но скорости приличные, есть большая жажда борьбы. В общем, лига мне понравилась.

– Если бы вас в апреле пригласили в сборную России на чемпионат мира, вы бы могли уехать из АХЛ?
– Не интересовался. Но думаю, что меня бы не отпустили из-за занятости в плей-офф.

– Знаете, как говорят про вас наши болельщики? Твердовского нужно брать в команду уже для фарта. Пусть хоть на лавке сидит – к нему кубки сами липнут. С «Нью-Джерси» вы стали чемпионом в первый же сезон, с «Авангардом», с «Каролиной»… «Салават» теперь, видимо, обречен на золото суперлиги. Откуда такое везение?
– Это тяжело объяснить… Вот шофер едет по трассе, и светофоры на его пути – сплошь зеленые. У меня в последние годы тоже такая зеленая улица. Очень хочется с нее не сворачивать. С партнерами мне везет, конечно. Попадаю в хорошие команды. Ну и работаю много – победы ведь на меня с неба не падают.

КРОСБИ В СУПЕРЛИГУ НЕ ПРИЕДЕТ

– У вас была зарплата $2,5 млн. в год. Сколько процентов налога вы платили в штатах Северная Каролина и Калифорния?
– Со всеми вычетами, наверное, 40–45%. Фактически на руки я получал 60% от зарплаты (чистыми выходило $1,5 млн. в год. – Прим. ред.).

– Не самая большая сумма по меркам суперлиги… Это значит, что Россия уже сравнялась по зарплатам с НХЛ?
– Не во всех случаях. Есть же ребята, которые получают по $8–9 млн. в год.

– Понятно, что Сидни Кросби ($8,7 млн. в год) к нам не поедет. Но на игроков какого уровня может рассчитывать суперлига?
– Дело не только в деньгах. Канадцы, американцы, да и часть европейцев боятся России. Они ищут работу только в Северной Америке.

– Неужели за океаном партнеры у вас не спрашивали: «Правда, Олег, что в суперлиге такие большие зарплаты?».
– Американцев интересует только своя страна. То, что за пределами Штатов, их не сильно волнует.

– Как думаете, из суперлиги проще попасть в сборную России, чем из «Лос-Анджелеса»?
– Не знаю. Мне тяжело судить, от чего отталкивается нынешний тренер сборной, когда набирает состав.

– Но есть мечта сыграть, например, на чемпионате мира в Канаде?
– Что значит мечта? Я всегда говорил, что никогда не отказывался выступать за сборную. Если мои услуги нужны, я приезжаю и играю.

– Не хотите загадывать?
– А к чему это? Позовут – приеду. Без всяких обид, загадок и мечтаний.

ТЕПЕРЬ У НАС ЕСТЬ ДАНИЛА

– Когда вы перешли в «Лос-Анджелес», то жили в том же доме, который у вас был в Калифорнии еще со времен выступления за «Анахайм»?
– Нет, снимали новое жилье.

– Вас сейчас что-то держит в Штатах? Недвижимость?
– Когда предоставится отпуск, я буду летать в Калифорнию. У меня там живет семья, родители, сестра. Мне там комфортно, и моей жене нравится в Америке.

– Ваше главное достижение прошлого сезона…
– Конечно, рождение первенца! Это самая большая моя победа в жизни. Мы с «Лос-Анджелесом» были на выезде в Калгари – 30 января я провел свой последний матч в НХЛ. А вскоре получил сообщение от жены Наташи, что она едет в больницу, начались схватки. Я через несколько часов прилетел в роддом, и 31 января у нас родился сын. Назвали Данилой.

– Редкое имя.
– Разве?

– У вас много знакомых Данил, кроме коллеги Маркова?
– Больше нет, – улыбается Олег.

– Умиротворенным был прошлый год. Пресса о вас практически забыла. Жили тихой семейной жизнью.
– Я перестал обращать внимание на шумиху вокруг себя. Когда появился Данила, мой мир перевернулся. Я по-другому начал относиться ко многим вещам. То, что раньше виделось очень важным, теперь кажется ерундой.

– Высыпались в последние месяцы?
– Нам повезло с сыном – он крепко спит. А когда случаются бессонные ночи, Наташа сама поднимается к кроватке, понимая, что мне наутро нужно на тренировку. Спасибо ей и родителям, которые нам тоже очень помогают.

Страница 1 из 212»