Ноя 24

Самый именитый защитник «Салавата Юлаева» окончательно застолбил за собой место в первой пятерке клуба. Олег Твердовский исключил конфликты внутри уфимской команды, вспомнил, как его «отправляли» в «Ак Барс», и заодно открестился от прозвища Царь.

- Олег, за вами давно закрепилась слава защитника атакующего плана. И что мы видим – в «Салавате» вы идете вперед крайне редко. Неужто поостыли?

- Да почему? Я, в первую очередь, игрок послушный. Атаковать мне никто не запрещает. Другое дело – в Уфе забивать и без меня есть кому. Состав у команды на редкость ровный. Нагрузка на всех распределяется примерно одинаково. Если сравнивать, допустим, с «Авангардом», где я играл раньше, то разница существенная. В Омске за результат отвечали, по сути, два звена. Остальные чаще всего занимались черновой работой.

- Согласитесь, тогда в Уфе могут быть и недовольные. Вам, допустим, хватает игрового времени?

- Конечно, я бывал в ситуациях, когда приходилось проводить на льду по тридцать минут за матч. Сейчас в «Салавате» игрового времени у меня, безусловно, меньше. Впрочем, каких-то конфликтов на этой почве я не помню. Куда важнее, что команда выигрывает. По-моему, все ребята забыли о своих личных амбициях.

- Как вы сумели перебраться в суперлигу при действующем контракте с «Лос-Анджелесом»?

- С «Кингс» мы расстались по обоюдному согласию. Решили просто: я им ничего не должен, они – мне. Сейчас вот осталось дождаться из Америки только свою супругу Наташу с маленьким сыном Данилой. Они должны приехать совсем скоро, в декабре. А пока мы общаемся с помощью интернета, через веб-камеру. Вот уже знаю, что Данилка пробует ходить.

- Контракт с «Салаватом Юлаевым» подписан на пять лет. Для суперлиги срок удивительный.

- Мне предложили такой договор – я согласился. Честно сказать, пресытился играми за океаном. Хочется поиграть для своих зрителей, никуда не дергаться. И за матчами НХЛ я теперь почти не слежу. В телефонной книжке остался номер моего бывшего одноклубника по «Лос-Анджелесу» Саши Фролова. Периодически с ним созваниваемся, обмениваемся новостями.

- Еще три года назад вы не слишком лестно отзывались об уровне суперлиги. Теперь прогресс заметен?

- Да, хоккей стал заметно качественнее. Главным образом, выросли скорости. Понятное дело, трудно не заметить перемен к лучшему, связанных со строительством дворцов. Радует, что более пристальным стало внимание к внешним атрибутам игры. Допустим, раньше редко где в России лед был нормального качества. Теперь мы вышли на энхаэловские стандарты.

- А как вам внимание со стороны прессы? Допустим, сразу после вашего приезда в Уфу в «Труде» вас представили новичком «Ак Барса» и даже напечатали интервью с ответами от вашего имени.

- Воспринимаю тот случай как курьез. С «Ак Барсом» и переговоров-то никаких не было. А тут какое-то выдуманное интервью. Я-то, собственно, и не переживал. Это, по-моему, проблемы автора. Разве за такие фокусы с работы не увольняют?

- В конце сентября на раскатке перед игрой в Омске вы получили неприятную травму – порезали бедро. Как это вообще могло произойти?

- Несчастный случай. Прямо передо мной упал один из партнеров по команде. Я тоже оказался на льду и напоролся на конек. Пришлось пропустить три недели. После травмы я давно восстановился. Сейчас чувствую себя абсолютно нормально.

- Нет ощущения, что в этом чемпионате есть «Салават» и все остальные?

- Не соглашусь. Уровень конкуренции весьма приличный. Если вы внимательно посмотрите на наши результаты, то заметите, что мы не раз побеждали с минимальным счетом. Нередко выигрываем в концовке, когда на фоне усталости на первый план выходит класс игроков.

- Главного тренера вашей команды Сергея Михалева принято воспринимать как некого добряка, жонглирующего шуточками. Вы его хоть раз суровым видели?

- Странный вопрос. Тренеры не бывают все время добрыми – работа не та. Михалев шутит до поры до времени. А затем может прикрикнуть так, что мало не покажется.

- На дворе скоро зима. В «Авангарде», говорят, вы в холода носили шубу и получили прозвище Царь.

- Правда, что ли? Первый раз слышу. Шубы я вообще не люблю. Если уж и одеваться потеплее, то в дубленку, наверное.

Сен 14

С именитых новичков “Салавата Юлаева” спрос нынче особенный. Болельщики порой негодуют. Дескать, игроков хороших много – денег на них потрачено много, а результат пока “делают” всё те же, что и в прошлом сезоне: Константин Кольцов, капитан Антипов, Волков… Но не далее как во вторник в матче со СКА отличились сразу несколько новобранцев Уфы. Один из них, Олег Твердовский, вообще был едва ли не лучшим на площадке, забросив шайбу и отдав результативную передачу.

– Сразу скажу, что какой-то особой подоплёки в питерской игре не было - рассказывает Твердовский. - Поймите, что сейчас начало чемпионата. Мы расцениваем всех соперников одинаково.

– Команды из Питера и Уфы хорошо укрепились в межсезонье. Все ждали так называемого “дерби олигархов” нашего хоккея.
– Я считаю, что игра получилась интересной. Соперники достойны друг друга. Моментов создали много. Ну и забили, в общем-то, не мало.

– А о своем участии в этом матче что можете сказать?
– Сыграл на уровне. Постепенно набираю свою оптимальную форму. Всё-таки, наверное, сказывается то, что в межсезонье прошел индивидуальную подготовку.

– В матче со СКА вы часто выходили со звеном Микески.
– Да, мне понравилось с ними играть. А вообще, скажу, может быть, банальную, но истину. Состав определяем не мы, игроки. Как тренер решит – так и будет! С кем поставит – с тем и выйду.

– Матчем ранее вы потерпели поражение от подмосковного “Химика”. Сергей Михалёв после игры отметил, что это не “Химик” выиграл, а “Салават Юлаев” уступил.
– Скажу так: победителей не судят! Факт остается факотм: “Химик” выиграл. А по каким причинам – другой вопрос. Мы для себя выводы, считаю, сделали. И победили в Питере. А “Химику” надо отдать должное. В матче с нами они победили, значит были сильнее.

– Как вообще оцените старт своей команды?
– Старт для нас получился неплохой, но прибавлять просто обязаны. Задачу руководство поставило максимальную – бороться за чемпионский трофей. А я так и подавно никаких для себя задач, кроме самых высоких, не ставлю.

– За результатами других команд следите? Кто-то, может быть, удивил на старте?

– Результаты знаю, но сказать что кто-то очень уж удивил – не могу. И так понятно, что уровень команд в российском чемпионате заметно выровнялся. В принципе, каждый может обыграть каждого.

– В преддверии матча с “Ак Барсом” команду как-то по-особенному настраивают?
– Нет. У нас хоккеисты и сами понимают, что матчи с Казанью, Нижнекамском – это встречи с географическими соседями. Башкортостан против Татарстана – это всегда принципиальные встречи, поэтому, думаю, они будут отличаться от тех, что мы провели на старте. В общем, игрокам даже и не стоит что-то объяснять, как-то слишком уж настраивать. Все и так всё понимают!

Авг 10

На днях двукратный обладатель Кубка Стэнли Олег Твердовский подписал пятилетний контракт с «Салаватом Юлаевым».

Я НЕ ВЕРНУСЬ В НХЛ

– Тяжелым получился ваш первый день в Уфе?
– Нет, все легко. Команда выходная, я тренируюсь самостоятельно.

– С корабля на бал? Вы же прилетели в Башкирию в два часа ночи!
– Успел немного поспать. В полдень подписал контракт с руководством «Салавата Юлаева» и пошел на тренировку – катался вместе с ребятами из детской школы. В сторонке, чтобы им не мешать, – улыбается Твердовский.

– Почему контракт сразу на пять лет? Это было ваше желание или клуба?
– Обоюдное решение, которое устроило обе стороны. Мне важно заключить договор именно на пять лет, чтобы была стабильность.

– Вам 31 год. Тот возраст, когда хоккеист подписывает «самый важный контракт в жизни» – так говорят в НХЛ, когда человек становится неограниченно свободным агентом и находится на пике карьеры.
– Может, и в силу возраста… А скорее, из-за ответственности перед семьей. Уже хочется заниматься только своей работой, играть в хоккей, уделять время родным людям, а не сидеть на чемоданах каждый год и думать, где теперь продолжать карьеру. Чем старше становишься, тем морально тяжелее это делать. Кроме того, за пять лет команда наверняка станет для меня вторым домом. А результат придет – длительность контракта показывает, что в Уфе строят не клуб-однодневку.

– Олег Сапрыкин подписал трехлетний контракт с ЦСКА по схеме «1+1+1». У вас есть условие, что договор будет пересмотрен через пару сезонов?
– Нет, у меня железные пять лет контракта. А у Сапрыкина несколько другая ситуация. Олег – молодой игрок, у него многое впереди. Не исключено, парень еще поиграет в НХЛ.

– А вы? Поставили крест на этой лиге?
– Ну… – Твердовский задумывается на пару секунд. – Наверное, да. Неприятный осадок остался у меня от последнего сезона в НХЛ. Больше не хочу выступать в этой лиге. Может, просто устал от игры за рубежом… Вообще в последние годы мне не нравится отношение в НХЛ к иностранцам – в частности, к русским. Возможно, это из-за того, что лично у меня неважно шли дела. Но в итоге я решил вернуться на родину.

ТОЧЕЧНАЯ СЕЛЕКЦИЯ

– Вас не смущает, что в суперлиге негарантированные контракты? Вот подписал Алексей Яшин десятилетний договор с «Айлендерс» – он знает, что получит деньги: или в виде зарплаты, или неустойки (две трети от остатка контракта). А в России с хоккеистом просто разрывают отношения.
– Но как же, контракт с «Салаватом» уже подписан, это документ… Я даже не думал на эту тему. Считаю, что если игрок показывает результат, то проблем с работодателем у него не будет.

– Что вы знали о «Салавате» до того, как подписали контракт? Имею в виду не тот уфимский клуб, против которого вы с «Авангардом» играли пару лет назад, а нынешнюю команду.
– Я слышал о больших амбициях клуба, его целях на будущее. Мне очень нравится работать в команде, которая ставит перед собой серьезные задачи – не просто попасть в четвертьфинал плей-офф, а выиграть золото. Я знал, как «Салават Юлаев» проводит селекцию, подбирает хороших игроков. Нравится тренерский состав – о Сергее Михалеве слышал много добрых слов…

– Тяжело будет играть в «Dream Team» – в команде-мечте, как сейчас называют «Салават»?
– Я не думаю, что это название уместно. Селекция как раз проведена точечная и правильная. Взяты игроки не из-за громких имен, а на определенные позиции. «Dream Team» – это матч Всех звезд, где каждый хочет забивать и не стремится выполнять черновую работу.

– Где будете жить в Уфе?
– Как раз решаю бытовой вопрос – пытаюсь найти жилье для семьи, которая приедет ко мне через несколько месяцев.

– Почему только к зиме?
– Супруга решает вопросы с документами и пока не может выехать из Америки. Несколько месяцев эта процедура и займет.

– Когда впервые сыграете за «Салават» в контрольном матче?
– Надеюсь, на ближайшем турнире. Правда, я только начал тренироваться на льду. Надо будет накататься. Но чувствую себя нормально, уже давно занимаюсь «физикой». Ведь разговоры о том, что я могу вернуться в суперлигу, начались не вчера. Я держал это в уме, поэтому начал предсезонную подготовку раньше, чем обычно. Я бы и на лед выходил в Лос-Анджелесе. Но с этим возникли проблемы. Никто из хоккеистов «Кингз» еще не приступил к тренировкам. А кататься одному нет никакого смысла.

САМ ПОПРОСИЛСЯ В ФАРМ-КЛУБ

– Давайте подробнее вспомним ваше второе пришествие в НХЛ. Сейчас не жалеете, что в 2005-м покинули суперлигу и подписали контракт с «Каролиной»?
– Не знаю… У меня нет привычки жалеть о том, что было. Любой опыт идет в твою копилку, ты становишься мудрее… Нет, точно не жалею. Я опять выступал в команде, которая выиграла Кубок Стэнли, испытал много положительных эмоций. Но мое представление о североамериканском хоккее за эти два года сильно изменилось – в плохую сторону. Захотелось перемен. Может, это тоже плюс?

– После локаута НХЛ стала другой – и по стилю игры, и по кадровой политике. Можно сказать, что вы не вписались в новую лигу?
– Нет. Играть теперь легче, чем прежде, – нет грязных приемов, зацепов. Хоккей стал более зрелищным.

– Легче форвардам, а не защитникам.
– Естественно, теперь у нападающих больше козырей на руках. Но ведь и я по стилю игры нередко подключаюсь к атаке.

– Вы провели 72 матча в регулярном чемпионате за «Каролину». Из-за чего оказались в запасе? Может, Питер Лавиолетт посчитал, что в кубковых матчах ему нужен более строгий защитник?
– «Каролина» была единственной командой лиги, которая играла не в шесть, а в семь защитников. Между ними распределялось время на площадке. Это, кстати, одна из причин, почему «Ураганы» прошли весь регулярный чемпионат без спадов, на одном дыхании. Но в плей-офф Лавиолетт перешел на шесть защитников и почему-то посчитал, что лишний – это я…Знаете, никто в НХЛ не привык объяснять свои решения. Хотя генеральный менеджер клуба Джим Рутерфорд всегда был на моей стороне и говорил: «Не бери в голову, Олег, в запасе ты ненадолго». Но получилось так, что в конце концов я был обменен в «Лос-Анджелес».

– По чьей инициативе?
– Я сам попросил об обмене. Потому что меня не устраивала вся эта ситуация. Я хотел играть. Но попал в «Лос-Анджелес», где меня… снова усадили на лавку.

– Какой смысл брать игрока с односторонним контрактом и зарплатой $2,5 млн. в год, чтобы держать его в запасе?
– Сам не понимаю. В принципе эту строчку можно вычеркивать из моей биографии – я не считаю, что играл в «Лос-Анджелес Кингз» (Твердовский провел 26 матчей за «Королей», в которых набрал 4 (0+4) очка при показателе полезности -10 и среднем игровом времени 11:50. – Прим. ред.). Мне даже шанса не предоставили, чтобы себя показать.

– Все равно непонятно… Вот вы пришли в «Лос-Анджелес». Что вам сразу бросилось в глаза? Когда вы поняли, что главный тренер Марк Крофорд не будет вам доверять?
– В начале регулярного чемпионата мне сказали: «Подожди, мы посмотрим других ребят». Я пропустил пару игр. А потом выходил на лед минут на десять. Но мне в глаза говорили, что мной довольны и все нормально. Как хочешь, так и понимай.

– Может, в «Лос-Анджелесе» существовал перебор защитников?
– Там было восемь игроков обороны, из которых двое вообще никогда не играли в НХЛ.

– И когда вас отправили в АХЛ?
– Когда у меня случился конфликт с Крофордом, который относился ко мне неэтично. Он начал оскорблять меня последними словами на тренировках. Я не понимал, какое право имеет тренер поливать меня матом? Так не принято в НХЛ. Я подъехал к Крофорду и ответил ему в грубой форме. Считаю, что он повел себя непрофессионально. Как бы команда плохо не играла, ни один тренер в НХЛ не может позволить себе такого поведения.

– Крофорд матерился только на вас? Может, он был недоволен вашей игрой?
– В том-то и дело, что я давно уже не выходил из запаса. Если человек не играет, какие к нему претензии? А ругал матом он не только меня, но и других ребят. Просто остальные терпели такое к себе отношение. Но у меня уже многое накопилось после всего, что со мной происходило в «Лос-Анджелесе», и я не сдержался. Крофорд доложил генеральному менеджеру клуба Дину Ломбарди, что я его оскорбил, и заявил, что Твердовский в команде ему не нужен. Когда у меня состоялся разговор с Ломбарди, я сказал, что тоже не собираюсь больше работать с Крофордом. И готов отправиться в фарм-клуб. Потому что хочу получать удовольствие от работы. Я не в том возрасте, чтобы каждый день терпеть такие унижения. Когда меня направили в «Манчестер» (фарм-клуб «Лос-Анджелеса» из АХЛ), я был искренне рад, что буду просто играть в хоккей. В то время уже не было важно, на каком уровне.

ЕДУ ПО ЗЕЛЕНОЙ УЛИЦЕ

– В феврале вы отправились в «Манчестер». И вообще исчезли из вида прессы и большинства болельщиков. А весной все ахнули, когда узнали: Твердовский, оказывается, много забивает в АХЛ, а его команда дошла до полуфинала Кубка Колдера (аналог Кубка Стэнли в НХЛ)!
– Меня даже выдвинули в кандидаты на звание самого ценного игрока плей-офф АХЛ… Я знаю, что делать на площадке. Я умею играть. Если мне дают шанс, никогда не было такого, чтобы я им не воспользовался. Ну а что ты покажешь, если сидишь на лавке? Да, мы дошли до полуфинала Кубка Колдера. Но там всухую (0-4 в серии) проиграли «Херши» – фарм-клубу «Вашингтона», чемпиону лиги прошлого года. Очень хорошая команда. А если учесть, что «Манчестер» никогда не проходил дальше первого раунда плей-офф, наш клуб сделал большой шаг вперед.

– Вы получили травму в кубковом матче.
– Да, повредил пах. И понял, что в полную силу сыграть в плей-офф не смогу. Мне нужно было всего 5-6 дней, чтобы подлечиться. Но, увы, график сложился так, что я практически не смог помочь «Манчестеру» в полуфинале.

– Чем НХЛ отличается от АХЛ?
– Не согласен с теми, кто считает, что в АХЛ играют одни дуболомы. Там хоккей менее качественный, но скорости приличные, есть большая жажда борьбы. В общем, лига мне понравилась.

– Если бы вас в апреле пригласили в сборную России на чемпионат мира, вы бы могли уехать из АХЛ?
– Не интересовался. Но думаю, что меня бы не отпустили из-за занятости в плей-офф.

– Знаете, как говорят про вас наши болельщики? Твердовского нужно брать в команду уже для фарта. Пусть хоть на лавке сидит – к нему кубки сами липнут. С «Нью-Джерси» вы стали чемпионом в первый же сезон, с «Авангардом», с «Каролиной»… «Салават» теперь, видимо, обречен на золото суперлиги. Откуда такое везение?
– Это тяжело объяснить… Вот шофер едет по трассе, и светофоры на его пути – сплошь зеленые. У меня в последние годы тоже такая зеленая улица. Очень хочется с нее не сворачивать. С партнерами мне везет, конечно. Попадаю в хорошие команды. Ну и работаю много – победы ведь на меня с неба не падают.

КРОСБИ В СУПЕРЛИГУ НЕ ПРИЕДЕТ

– У вас была зарплата $2,5 млн. в год. Сколько процентов налога вы платили в штатах Северная Каролина и Калифорния?
– Со всеми вычетами, наверное, 40–45%. Фактически на руки я получал 60% от зарплаты (чистыми выходило $1,5 млн. в год. – Прим. ред.).

– Не самая большая сумма по меркам суперлиги… Это значит, что Россия уже сравнялась по зарплатам с НХЛ?
– Не во всех случаях. Есть же ребята, которые получают по $8–9 млн. в год.

– Понятно, что Сидни Кросби ($8,7 млн. в год) к нам не поедет. Но на игроков какого уровня может рассчитывать суперлига?
– Дело не только в деньгах. Канадцы, американцы, да и часть европейцев боятся России. Они ищут работу только в Северной Америке.

– Неужели за океаном партнеры у вас не спрашивали: «Правда, Олег, что в суперлиге такие большие зарплаты?».
– Американцев интересует только своя страна. То, что за пределами Штатов, их не сильно волнует.

– Как думаете, из суперлиги проще попасть в сборную России, чем из «Лос-Анджелеса»?
– Не знаю. Мне тяжело судить, от чего отталкивается нынешний тренер сборной, когда набирает состав.

– Но есть мечта сыграть, например, на чемпионате мира в Канаде?
– Что значит мечта? Я всегда говорил, что никогда не отказывался выступать за сборную. Если мои услуги нужны, я приезжаю и играю.

– Не хотите загадывать?
– А к чему это? Позовут – приеду. Без всяких обид, загадок и мечтаний.

ТЕПЕРЬ У НАС ЕСТЬ ДАНИЛА

– Когда вы перешли в «Лос-Анджелес», то жили в том же доме, который у вас был в Калифорнии еще со времен выступления за «Анахайм»?
– Нет, снимали новое жилье.

– Вас сейчас что-то держит в Штатах? Недвижимость?
– Когда предоставится отпуск, я буду летать в Калифорнию. У меня там живет семья, родители, сестра. Мне там комфортно, и моей жене нравится в Америке.

– Ваше главное достижение прошлого сезона…
– Конечно, рождение первенца! Это самая большая моя победа в жизни. Мы с «Лос-Анджелесом» были на выезде в Калгари – 30 января я провел свой последний матч в НХЛ. А вскоре получил сообщение от жены Наташи, что она едет в больницу, начались схватки. Я через несколько часов прилетел в роддом, и 31 января у нас родился сын. Назвали Данилой.

– Редкое имя.
– Разве?

– У вас много знакомых Данил, кроме коллеги Маркова?
– Больше нет, – улыбается Олег.

– Умиротворенным был прошлый год. Пресса о вас практически забыла. Жили тихой семейной жизнью.
– Я перестал обращать внимание на шумиху вокруг себя. Когда появился Данила, мой мир перевернулся. Я по-другому начал относиться ко многим вещам. То, что раньше виделось очень важным, теперь кажется ерундой.

– Высыпались в последние месяцы?
– Нам повезло с сыном – он крепко спит. А когда случаются бессонные ночи, Наташа сама поднимается к кроватке, понимая, что мне наутро нужно на тренировку. Спасибо ей и родителям, которые нам тоже очень помогают.

Страница 1 из 212»